Первые Поселения в пределах современного Волжского (XVIII-XX века)

Многие годы волжане, особенно те, которые приехали в самом начале строительства ГЭС, да и позже, считали, что Волжский вырос на пустом месте, в голой степи. Это была вполне оправданная точка зрения людей, приехавших из разных городов, сел и уголков нашей тогда необъятной Советской страны.Но нельзя любить «пустое место», нельзя гордиться пустым местом. Я узнала, что история Заволжья богата на исторические события и выдающиеся личности. Это долго сидело во мне как заноза и «болело», пока не вылилось в мою первую книгу «Были Заволжского края».Действительно, в начале 50-х годов XX века тут было только несколько заброшенных домиков села с печальным название Безродное. Но это только то, что осталось от когда-то богатой истории Заволжья, и то, что удалось увидеть перво-строителям.На самом же деле город Волжский построен на землях, имеющих огромное историческое значение и не только для волжан, но и для всей Волгоградской области, всей России и даже всего мира. Ведь здесь, в заволжских степях, в XIII—XV веках располагалась всесильная Золотая Орда, покорившая многие государства, народы и племена. А на месте села Царев, что находится в 50 км от Волжского, непосредственно располагалась его столица — город Сарай Берке. Дикие азиатские воины неслись как лавина с гор, сметая и захватывая с собой все, что попадалось на их пути. Они везли и вели несметные стада животных, повозки и юрты, военное снаряжение и, конечно, пленников, захваченных во время набегов. Пройдя с победой всю Азию и половину Европы, где они получили отпор, все-таки вернулись назад и выбрали местом своего постоянного поселения Нижнее Поволжье. Вопреки вековой кочевой традиции внуки Чингисхана Бату и Берке основали настоящие города. Место это было выбрано не случайно, так как обширные степи позволяли им пасти огромные стада лошадей, овец и в то же время пользоваться Волгой как главным торговым путем из Европы в Азию, и города им нужны были для устройства базаров.Этот период довольно хорошо изучен учеными разных стран. А в основу исследований легли воспоминания о путешествиях, раскопки археологов и находки краеведов. Мы не без гордости можем сказать, что по нашей земле прошли знаменитый арабский путешественник Ибн-Баттута, итальянцы Плано Карпини, Николай и Марко Поло, немцы Вильгельм Рубрук и Фальк, швед Паллас, голландец Адам Олеарий и русские ученые Греков, Якубовский, Минх, Федоров, Баллод, Ковалевский, Зайковский, Григорьев, Языков, Тизенгаузен, Саблуков, Березин, Веселовский, Френ, Лепехин (друг Ломоносова) и многие другие. Свой неоценимый вклад в изучение ахтубинского побережья внес ученый археолог А. В. Терещенко, под руководством которого велись раскопки в XIX веке в течение девяти лет. В результате было найдено несколько тысяч предметов и монет, представляющих огромный научный материал.

Оставили свой значительный след в нашей предыстории и люди, повлиявшие на ход исторических событий: Петр I, Ели­завета Петровна, Екатерина II, А. В. Су­воров, Е. И. Пугачев, многие русские кня­зья; деятели советской эпохи: И. В. Ста­лин, К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Л. И. Брежнев, А. Н. Косыгин, Н. С. Хру­щев; видные военачальники: Г. К. Жуков, П. И. Батов, В. И. Чуйков и другие.

И несмотря на то, что в настоящее время некоторые историки пытаются пересмот­реть саму историю или интерпретировать события по-своему усмотрению, из русской истории хорошо известно, что монголо-татары действительно здесь жили более двух веков, собирали дань с русских княжеств, погубили много народу. Об этом же свиде­тельствует и название нашей местной до­стопримечательности — реки Ахтубы (от татарского ак-тюбе — белые холмы или белое дно). А еще легенда о дочери хана

Тубе, которая влюбилась в простого пас­туха, но отец не разрешил им встречаться. И тогда отчаянная девушка бросилась с высокого берега в воду и утонула. «Ах, Туба!» — только и смогла вскрикнуть обез­умевшая мать. А наши национальные герои, любимцы русского народа Алек­сандр Невский и Дмитрий Донской бывали и жили в этих местах неоднократно.

Сам же город Волжский вырос на месте села Верхняя Ахтуба (Безродное), которое было основано крестьянами, поселенными здесь по указу Петра I в 1720 году. Петр обратил особое внимание на обилие тутов­ника в Волго-Ахтубинской пойме и «пове­лел» устроить здесь Казенный (государст­венный) шелковый завод. Позднее сюда бежали крепостные беглые крестьяне от своих помещиков. Правительство иногда пыталось их вернуть своим хозяевам, но они называли себя безродными или не по­мнящими родства, нанимались на работу на Ахтубинский шелковый завод, им присваивали новую фамилию, и они оставались здесь жить.

В 1773 году по велению императрицы Екатерины II для поселения в Ах
тубинскую долину было вызвано еще 1300 семей, давших начало селам Заплавное, Пришиб (ныне город Ленинск) и двум селам с названием Среднее и Верхнее Погромное. Позднее к заводу было приписано и село Средняя Ахтуба. Их еще называли «безродные городки». Жители всех этих сел должны были высаживать и разводить тутовые деревья, а их листья скармливать шелковичным червям до формирования кокона. Труд этот был очень тяжелым, все жители, от мала до велика, заготавливали тутовые ветки. Делать это надо было в весенний период, когда еще молодые веточки
только распускались. В то же время заливалась пойма и тучи комаров одолевали крестьян. А черви ели корм непрерывно 30—40 дней. Все это время круглосуточно надо было подкладывать все новые и новые ветки. После того как коконы были готовы, женщины варили их в больших чанах, горячими вылавливали из кипятка, находили кончик нити и, прикрепляя у себя на поясе, вращались вместе с нитью. Крестьяне называли свой труд шелковой каторгой.

В 1799 году была образована Пришибенская волость, куда вошли все перечислен­ные села. Вся волость переводилась на про­изводство шелковых коконов на дому, от­дельно в каждом хозяйстве, с обязательной сдачей коконов на завод. Для этого вводи­лись определенные льготы: давался надел земли в две десятины для выпаса скота, все посаженные деревья отдавались в их собст­венность, уменьшилась подать государству, сыновья освобождались от рекрутства (служба в армии 25 лет).

Дело в том, что ахтубинский шелк был очень хорошего качества. Первые кило­граммы были в свое время преподнесены царю Петру Алексеевичу в подарок, а позд­нее для Екатерины II из него была соткана орденская лента, которая царице очень нра­вилась. Да и вообще, шелка для царского двора требовалось очень много и приходи­лось закупать его за границей за большие деньги. Поэтому императрица самым вни­мательным образом следила за развитием ахтубинских шелковых заводов, была в курсе всех дел и событий, проходивших там. Позднее и другие русские цари пытались поддержать и поощрять шелководство на Ахтубе, но меры, принятые ими, были не­эффективны. Ахтубинские плантации, сто­ившие им тоже немалых денег и не прино­сившие никакой пользы, отданы были жи­телям тех мест. Главный инспектор шелко­водства при царском дворе барон Биберштейн докладывал Александру I: «… Заводы, устроенные как частными людьми, так и казенными, приходят в упадок и остаются в бездействии. На ахтубинской плантации крестьяне до того пренебрегли шелководст­вом, что при наступлении сроков сдачи в казну податей шелком покупали сырые шелковые пузырьки в Кизляре и привозили их на Ахтубинский завод для мотания. Озлобление их против шелкоделия дошло до того, что они нарочно убивают их соленой водой и уксусом. Крестьяне приписанных к заводу сел занимались всем чем угодно, но только не шелководством...»

В 1800 году правительство само осозна­ло безуспешность старых мер и по просьбе крестьян обратило их в казенных возчиков эльтонской соли.

Село Безродное находилось в 20 км от Царицына на левом берегу реки Волги и ее рукава Ахтубы. В середине XIX века там проживало около семи тысяч человек. Без­родное жило тихо и спокойно, как и другие заволжские села, и до поры до времени ни­чем не отличалось от соседей. Но в 1860 го­ду местный житель Андрей Лукьянович Черкасов организовал религиозную секту еноховцев ( Енох — библейский персонаж, которого Бог на небо взял живым), пещер­ное братство, и объявил себя святым. Многие сельчане тогда поверили ему, а он «схо­дил» в Киево-Печерскую лавру (как истинный православный паломник), зарисовал план пещер и по их типу решил вырыть такие же в родном селе.

Старая школа и братская могила воинов в селе Верхняя Ахтуба. 1955 год.

Старая школа и братская могила воинов в селе Верхняя Ахтуба. 1955 год.

Старая мельница села Средняя Ахтуба - Безродное

Старая мельница села Средняя Ахтуба — Безродное (находится в 36 квартале)

Памятник воинам, погибшим в годы Гражданской и Великой Отечественной войн

Памятник воинам, погибшим в годы Гражданской и Великой Отечественной войн. Автор П.Л. Малков

Вокруг «старца» стали собираться и молиться слабодушные люди, они приносили ему свои сбережения, многие становились затворниками — за бу­дущую смерть в святых подземельях, — работали на него. Сначала рыли пещеры тайно, землю в мешках и сумках ночью выносили и сбрасывали под гору. Но посте­пенно пещеры стали расширяться и внутри оборудоваться молельными комнатами. Так продолжалось 26 лет. Было вырыто более тысячи саженей различных ходов, ответвле­ний и ниш. Слух о безродненских пещерах быстро распространился по соседним се­лам, и потянулись сюда люди, и не только больные и нищие… Андрей Лукьянович принял на себя роль старца-подвижника, вещуна, говорил, что придет святой Енох и заберет всех на небо, назначал день и час «великого сошествия», отпускал грехи, за­ставлял всех молиться двуперстием...

Наконец действия секты были призна­ны противоправными, а «Лукьяныча» со­слали в Суздаль, под строгий надзор насто­ятеля. Ходы в пещеры завалили, общину распустили. Но его последователи и учени­ки действовали активно еще много лет в разных селах Заволжья. В 90-х годах XIX ве­ка на месте пещер был организован право­славный женский монастырь. Вновь обна­ружены они были через сто лет, когда на­чали строить жилые дома в 39-м квартале города Волжского. Но это уже другая исто­рия, которая нас ждет впереди.

Трудной была история села и в начале XX века. Когда в России свершилась Вели­кая Октябрьская социалистическая рево­люция, не все сельчане приняли ее одно­значно. В Безродном была установлена со­ветская власть, но многие сопротивлялись и создали оппозиционные группировки, так называемые банды белогвардейцев, которые не хотели ее признавать. Началась Граждан­ская война. Брат шел на брата, отец против сына, каждый отстаивал свою идеологию, в итоге гибли те и другие. В память о тех жестоких событиях сохранялась в городе братская могила, щ которой воздвигнут па­мятник.- В годы Великой Отечественной войны в нее были захоронены летчики, сби­тые над Сталинградом, теперь это памятник воинам двух войн, Автор его Петр Лукич Малхов, Народный художник России.

Еще от села сохранилось здание бывшей паровой мельницы и волостной управы, в которой сегодня находится муниципальная Картинная галерея.

Статья из книги Тамары Башлыковой Волжскому 50

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...